Калькулятор расчета монолитного плитного фундамента тут obystroy.com
Как снять комнату в коммунальной квартире здесь
Дренажная система водоотвода вокруг фундамента - stroidom-shop.ru

Дело п. 2 ст. 1096 ГК РФ Судебная практика

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

22 октября 2014 года судебная коллегия по гражданским делам Московского областного суда в составе
председательствующего Ракуновой Л.И.,

судей Мертехина М.В., Мизюлина Е.В.

при секретаре Бородиной Т.Ф.

рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу представителя истца Кузнецовой Е.И.

на решение Луховицкого районного суда Московской области от 12 февраля 2014 года

по делу по иску ФИО к МУЗ « Луховицкая центральная районная больница» о возмещении ущерба и взыскании компенсации морального вреда,

заслушав доклад судьи Ракуновой Л.И.

объяснения представителя ответчика, третьего лица,

заключение помощника Московского областного прокурора Смирновой М.В., полагавшей решение подлежащим отмене, иск удовлетворению в части,

УСТАНОВИЛА:

ФИО обратилась с иском к МУЗ « Луховицкая центральная районная больница» о взыскании расходов на лечение в сумме 21200 рублей и компенсации морального вреда в размере 4000000 рублей, указывая, что в период ее беременности ответчиком не в полном объеме проводилось наблюдение протекания беременности , развитие многоплодной беременности , не была определена этапность оказания медицинской помощи, что повлекло за собой прерывание беременности , рождение недоношенных мальчиков с экстремально низкой массой тела и врожденными вирусными заболеваниями. Смерть детей наступила в первые 5 суток их рождения. Полагала, что медицинская услуга ответчиком была предоставлена не в достаточном объеме, а ведение беременности проводилось без учета состояния ее здоровья.

Представитель ответчика исковые требования не признал, указав, что ведение беременности проведено в соответствии с установленными стандартами и в необходимом объеме. Факт прерывания беременности , рождение и смерть недоношенных детей могли иметь место, в том числе, в связи с уклонением истицы от своевременного прохождения медицинских обследований и лечения.

Третьи лица Бирюков А.С., Мялицин И.И., Аберясева Я.А. исковые требования не признали, указав, что истице при ведении беременности была оказана надлежащая помощь.

Представитель третьего лица ОАО «Страховая компания СОГАЗ-Мед» полагал, что имеются основания для удовлетворения иска.

Решением Луховицкого районного суда от 12 февраля 2014 года в удовлетворении иска отказано.

Не согласившись с решением, в апелляционной жалобе представитель истица просит его отменить как незаконное.

Проверив материалы дела, обсудив доводы апелляционной жалобы, заслушав объяснения представителя ответчика, полагавшего решение законным, представителя ОАО «Страховая компания СОГАЗ-Мед», полагавшего, что медицинским учреждением не в полном объеме были учтены возможные риски протекания у истца многоплодной беременности , заключение прокурора, судебная коллегия находит решение подлежащим отмене как постановленное с нарушением норм материального и процессуального права.

Решение суда должно быть законным и обоснованным ( ч.1 ст. 195 ГПК РФ).

Решение является законным в том случае, когда оно принято при точном соблюдении норм процессуального права и в полном соответствии с нормами материального права, которые подлежат применению к данному правоотношению.

В соответствии с п.3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ № 23 от 19 декабря 2003 года «О судебном решении» решение является обоснованным тогда, когда имеющие значение для дела факты подтверждены исследованными судом доказательствами, удовлетворяющими требованиям закона об их относимости и допустимости, а также тогда, когда оно содержит исчерпывающие выводы суда, вытекающие из установленных фактов.

Настоящее решение суда первой инстанции указанным требованиям закона не соответствует.

Как установлено судом первой инстанции при рассмотрении настоящего гражданского дела, 17 сентября 2012 г. у ФИО произошли преждевременные роды дихориальной, дамниотической двойни на 25-26 неделе. Истец родила мальчиков. 20 сентября 2012 г. умер один ребенок, а 23 сентября — второй. Беременность ФИО наблюдалась Луховицкой ЦРБ .

Постановляя по делу решение об отказе в иске, суд в обоснование своей позиции сослался на положение ГК РФ и ст. 14 Закона РФ «О защите прав потребителей» и пришел к выводу о том, что факт ненадлежащего оказания медицинской помощи при ведении беременности истицы не нашел своего подтверждения материалами дела.

При этом суд указал, что согласно выводов Министерства здравоохранения Московской области медицинскими работниками МУЗ « Луховицкая ЦРБ » не допущено принципиальных врачебных ошибок, которые могли бы способствовать наступлению преждевременных родов у истца. Досрочное прерывание беременности у ФИО обусловлено объективными факторами: наличием многоплодной беременности и внутриутрбным инфицированием плодов, последнее достоверно прогнозировать и предотвращать у каждой конкретной пациентки современная медицина возможности не имеет. В обозначенной ситуации повторное наложение швов на шейку матки оказывается неэффективным, опасным для здоровья и жизни беременной женщины Направление беременных группы риска в консультативно-диагностическое отделение перинатальных центров является прерогативой лечащего врача, которым сроки направления определяются с учетом конкретной клинической ситуации. Смерть недоношенных новорожденных у ФИО наступила от тяжелой врожденной инфекции, передавшейся от матери и поразившей нервную систему, легкие и почки детей, летальный исход у детей был трудно предотвратим даже в условиях специализированного стационара (перинатального центра 3-го уровня).

Судебная коллегия, не соглашаясь с выводами суда первой инстанции об отсутствии оснований для возложения на ответчика обязанности по компенсации истцу морального вреда в связи с некачественным предоставлением медицинской услуги, исходит из следующего.

В соответствии с п.2 ст. 1096 ГК РФ вред, причиненный вследствие недостатков работы или услуги, подлежит возмещению лицом, выполнившим работу или оказавшим услугу.

Согласно ст. 14 Закона РФ «О защите прав потребителей» вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу потребителя вследствие конструктивных, производственных, рецептурных или иных недостатков товара (работы, услуги) подлежит возмещению в полном объеме.

С марта 2012 года истец состояла на учете в связи с беременностью в женской консультации МУЗ «Луховцкая ЦРБ ». Страховое сопровождение беременности обеспечивалось полюсом обязательного медицинского страхования, выданным указанной выше страховой компанией.

С 2 по 23 июня 2012 года истец находилась на стационарном лечении в отделении гинекологии в связи с угрозой выкидыша.

15 августа 2012 года была госпитализирована в отделение патологии беременности .

С 10 сентября 2012 года истец была переведена на дневной стационар.

С 16 сентября 2012 года истец была госпитализирована. У нее была диагностирована угроза преждевременных (ранних) родов, ИЦН, кольпит.

17 сентября 2012 года истец была перевезена из районной больницы в ГБУЗ МО «Московский областной перинатальный центр», где ей была сделана экстренная операция Кесарево сечение, родились мальчики, смерть которых наступила до истечения первой недели их жизни (перинатальная смерть) (л.д. 51-52 т.1).

По мнению судебной коллегии, основной задачей диспансерного наблюдения женщин в период беременности является предупреждение и ранняя диагностика возможных осложнений беременности , родов, послеродового периода и патологии новорожденных.

Как указано выше истец входила в группу беременных женщин с угрозой преждевременных родов, ИЦН, являлась носителем половой инфекции.

В соответствии с рецензией на ведение беременности и родов ФИО в МУЗ « Луховицкая ЦРБ », составленной научным сотрудником акушерской клиники МОНИИАГ, кандидатом медицинских наук Ефановым А.А., многоплодная беременность истца протекала с угрозой прерывания с ранних сроков. Учитывая проявление кольпита назначались свечи гескикон. Согласно записям индивидуальной карты назначались консультации смежных специалистов, в частности кож-венеролога, учитывая неоднократные положительные результаты РПГА, однако данных консультаций нет.

Учитывая данные анамнеза (коррекцию ИЦН в предыдущей беременности ), целесообразно было предложить пациентке госпитализацию в критические сроки (16-18недель) для динамического наблюдения в условиях стационара. При повторном УЗИ 15.08.2013 выставляется диагноз ИЦН. Беременность 21 неделя, угроза прерывания.

Относительно проведения ответчиком 16 августа 2013 года постановки истцу при сроке беременности 21-22 недели акушерского разгружающего пессария, рецензент указывает, что срок коррекции ИЦН следует определять индивидуально, в зависимости от времени возникновения клинических проявлений. Оптимальными сроками коррекции являются 13-17 недель, когда отсутствует значительное укорочение и раскрытие шейки матки. С увеличением срока беременности (особенно при многоплодной) недостаточность «запирательной» функции истмуса ведет к механическому опусканию и пролабированию плодного пузыря. Это создает условия для инфицирования нижнего полюса восходящим путем. При наложении швов на шейку позднее 20 недели, тем более при пролабировании плодного пузыря в значительной степени увеличивает риск инфицирования нижнего полюса плодного пузыря с дальнейшим развитием восходящей внутриматочной инфекции. В связи с этим оперативное вмешательство в более поздние сроки при выраженных клинических проявлениях ИЦН менее эффективно, а возможно и не целесообразно.

Также в рецензии указано, что согласно записям в истории родов угроза преждевременных родов носила стойкое персистирующее течение, не смотря на проводимую интенсивную терапию. В данном случае, возможно целесообразным было назначение антибактериальных препаратов широкого спектра действия (цефалоспоринов, амоксицилина) учитывая высокий риск инфицирования и развития хориоамнионита. Несмотря на проводимую терапию, сохранялись признаки угрозы прерывания беременности , усилились боли внизу живота и пояснице, отмечена отрицательная динамика ИЦН ( л.д. 179-184 т.1).

Согласно рецензий историй болезни новорожденных детей истца, составленных ведущим научным сотрудником отделения неонатологии МОНИИАГ, доктором медицинских наук Бочаровой И.И., дети родились с врожденной генерализованной инфекцией: продуктивно- некротический энцефалит, двусторонняя серозно-гнойная, серзно-десквамативная и интерстициальная пневмония, межуточный пиелонефрит, недоношенность 25-26 недель, гестация (л.д. 185-190 т.1).

Судебной коллегией дважды разрешался вопрос о назначении в отношении истца судебно-медицинской экспертизы, однако ответчик возражал в ее проведении, ссылаясь на достаточность и правильность выводов, содержащихся в письме Министерства здравоохранении Московской области, а также на правильность выводов указанных выше рецензентов.

Судебная коллегия, руководствуясь ст. 67 ГПК РФ, дав оценку выводам, содержащимся в указанных рецензиях, приходит к суждению о том, что совокупность указанных в них дефектов ведения родов, исключила возможность рождения истцом здоровых и доношенных детей, смерть детей последовала в результате возникшей у них врожденной инфекции, исключающей нормальное физиологическое развитие плода.

Ответчиком не представлено доказательств тому, что лечение имеющейся у истицы инфекции половых органов было эффективным и исчерпывающим, а назначенное лечение в достаточной мере обеспечивало защиту плодов от инфицирования. Рецензентом сделан однозначный вывод, что инфицирование детей произошло от матери. Также указано, что в данном случае, возможно целесообразным было назначение антибактериальных препаратов широкого спектра действия (цефалоспоринов, амоксицилина) учитывая высокий риск инфицирования и развития хориоамнионита.

Ответчиком не представлено суду доказательств принятия всех необходимых, исчерпывающих мер по оздоровлению беременной женщины, сохранению ее беременности или исключению инфицирования детей от матери.

Кроме того, судебная коллегия исходит из того, что у истца имелась многоплодная беременность , которая предполагала изначально установление ей лечебно-охранительного режима, включающего расширение показаний для соблюдения постельного режима.

Такого рода режим не был определен лечебным учреждением. Согласно выводов рецензента истцу целесообразно было предложить госпитализацию в критические сроки (16-18 недель).

Доводы истца о том, что в связи с неблагополучным течением беременности , она нуждалась в наблюдении в специализированном центре, по мнению судебной коллегии, заслуживают внимания исходя из следующего.

Программой развития перинатальных центров в Российской Федерации, утвержденной Распоряжение Правительства РФ от 09 декабря 2013 года № 2302-р определено, что перинатальный центр, являющийся учреждением третьей (высшей) группы оказания помощи, оснащен высокотехнологичным медицинским оборудованием, наиболее квалифицированными медицинскими кадрами для оказания медицинской помощи самому сложному контингенту пациентов.

Имея в виду, что истец одновременно по многим показаниям, по мнению судебной коллегии, может быть отнесена к категории женщин с осложненной беременностью , при всей очевидности свободы усмотрения лечащего врача по принятию решения о целесообразности направления истца в областной перинатальный центр, судебная коллегия полагает, что медицинским учреждением была допущена неоправданная убежденность в возможности оказания истцу качественной медицинской помощи при ведении беременности и родов в условиях районной больницы.

Судебная коллегия пришла к указанному выводу исходя и из того, что экстренное родоразрешение истца было выполнено Московским областным перинатальным центром, в который истец в тяжелом состоянии была перевезена из районной больницы.

На недооценку факторов риска, а соответственно на неадекватность проводимого медикаментозного лечения указано в заключениях экспертиз качества медицинской помощи, проведенных по поручению страховой компании (л.д. 11,15,20 т.1).

С учетом изложенного в настоящем определении, судебная коллегия, приходит к выводу о том, что ответчиком в нарушение ст. 18 ФЗ от 21 ноября 2011г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» не соблюдены права истца на получение качественной медицинской помощи.

Определяя размер компенсации морального вреда, подлежащего взысканию с лечебного учреждения в пользу истца, судебная коллегия исходит из принципа разумности, справедливости и целей, для достижения которой такого рода компенсация установлена законом. С учетом фактических обстоятельств дела, судебная коллегия полагает, что в пользу истца подлежит взысканию компенсация морального вреда в сумме 1000000 рублей.

Судебная коллегия находит исковые требования в части взыскания расходов на лечение не подлежащими удовлетворению. Истцом не представлено доказательств причинения вреда ее здоровью, для восстановления которого ею понесены расходы, по вине ответчика.

Руководствуясь ст.328 ГПК РФ, судебная коллегия

ОПРЕДЕЛИЛА:

Решение Луховицкого районного суда Московской области от 12 февраля 2014 года отменить.

Вынести по делу новое решение о частичном удовлетворении иска.

Взыскать с Муниципального учреждения здравоохранения Луховицкого муниципального района Московской области « Луховицкая центральная районная больница» в пользу ФИО компенсацию морального вреда в сумме 1000000 (один миллион) рублей.

В остальной части иска ФИО отказать.

Апелляционную жалобу представителя истца Кузнецовой Е.И. удовлетворить частично.

Председательствующий

Судьи

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *