Калькулятор расчета монолитного плитного фундамента тут obystroy.com
Как снять комнату в коммунальной квартире здесь
Дренажная система водоотвода вокруг фундамента - stroidom-shop.ru

Суд рассмотрит дело о хищении 139,9 млн руб. из компании Артема Чайки Новости

Генпрокуратура направила в суд дело о растрате 139,9 млн руб. в компании «НК Бердяуш» Артема Чайки. Экс-владелец компании бежал из страны, под суд пойдут его подчиненные. Против адвоката одной из них возбуждено отдельное дело

Заместитель генпрокурора Виктор Гринь 4 мая утвердил обвинительное заключение по делу о растрате 139,9 млн руб. в «Нерудной компании «Бердяуш», которая сейчас принадлежит сыну генпрокурора Юрия Чайки — бизнесмену Артему Чайке. Копия документа с подписью Гриня есть в распоряжении РБК, подлинность подтвердил источник, знакомый с ходом расследования. Материалы зарегистрированы в Чертановском суде Москвы, дата начала процесса пока не назначена, следует из карточки дела на портале московских судов.

«НК Бердяуш» (сейчас она переименована в «ПНК-Урал») занимается производством щебня и является крупным поставщиком РЖД.​ Растрата была вскрыта в ходе аудита после того, как Чайка в 2014 году приобрел «НК Бердяуш» у бизнесмена Сергея Вильшенко. «ПНК-Урал» стала заявителем по делу и потерпевшей стороной.

Вильшенко скрылся из страны, получив греческое гражданство по подложным документам, следует из обвинительного заключения. В итоге по делу проходят только его бывшие подчиненные — Екатерина Краснихина, Елена Дорожевич и Дмитрий Супрун.

Адвокат Краснихиной во время расследования сам стал фигурантом уголовного дела — ему вменили попытку приобщить к материалам дела фальшивую справку; в этом деле его защищает вице-президент Федеральной палаты адвокатов Генри Резник.

«Дисциплина» и «конспирация» 

Умысел на хищение собственности «Бердяуша» возник у его владельца Сергея Вильшенко не позднее 23 июня 2010 года, считает следствие; для растраты он привлек «близких к нему и зависимых от него» людей. Это были юрист Екатерина Краснихина, которая готовила фиктивные договоры с фирмами-однодневками, и экономист Елена Дорожевич, отвечавшая за финансовую сторону вопроса. ​Давний знакомый Вильшенко, его земляк из Златоуста Дмитрий Супрун, стал номинальным гендиректором компании и исполнителем растраты, говорится в обвинительном заключении (после него должность руководителя «Бердяуша» заняла Краснихина).

Члены группы «не могли отказаться выполнять указания Вильшенко под страхом увольнения и утраты заработной платы», сказано в обвинении. Общались обвиняемые при помощи мессенджеров Viber и WhatsApp, что следствие сочло «использованием мер конспирации, в том числе путем использования средств шифрования переговоров посредством сети интернет.

Группа отличалась дисциплиной, сплоченностью и тщательностью подготовки, а отношения между сообщниками были настолько доверительные, что они оформили друг на друга доверенности и завещания в отношении принадлежащих им активов на случай уголовного преследования, подчеркивает следствие.

В деле три эпизода растраты — на 9,5 млн, 89,5 млн, и 40,9 млн руб. Все они связаны с фальшивыми договорами, которые руководство «Бердяуша», по версии следствия, заключало с фирмами-однодневками. Обозначенные в контрактах услуги (поставка запчастей для техники, экспедиция грузов) в действительности не оказывались, а деньги выводились на счета подконтрольных Вильшенко фирм, утверждается в документе. В дело попали 24 фирмы, которые следствие сочло техническими.

Обвинение в основном построено на показаниях одного из бывших гендиректоров «Бердяуша» Владимира Гацы (он сменил в этой должности Краснихину), который признал вину — он уже осужден в особом порядке на четыре года колонии, Мосгорсуд впоследствии смягчил ему срок на полгода. Другие важные для обвинения показания дали несколько сотрудников «Бердяуша» — бухгалтеры и кладовщики.

Группа без организатора 

Дело было возбуждено в июне прошлого года, в июле под стражу была заключена Елена Дорожевич​. Она страдает онкологическим заболеванием, сообщил РБК ее адвокат Александр Сергеев. «В 2016 году ей был поставлен диагноз хондросаркома второй степени. Но при медосвидетельствование (она сидела в СИЗО к тому времени уже три месяца) было сказано, что она выздоровела. Хотя никаких препаратов, аппаратуры там нет, и никто ее не лечил», — рассказал защитник. Сейчас Дорожевич продолжает жаловаться на боли в ноге, добавил Сергеев.

РБК направил запрос в пресс-службу УФСИН по Москве.

В августе был взят под стражу Дмитрий Супрун. Екатерина Краснихина изначально находилась под подпиской о невыезде, но после того как с ее банковского счета было снято 44 млн руб., суд отправил ее под домашний арест. Краснихина на тот момент была на позднем сроке беременности; в сентябре прошлого года она родила сына.

Спустя месяц следствие попросило перевести Краснихину под стражу из-за срыва меры пресечения: она опоздала домой из медцентра, куда ездила с новорожденным. 23 октября суд арестовал Краснихину, однако спустя всего четыре дня, после вмешательства замгенпрокурора Гриня и детского омбудсмена Анны Кузнецовой, вернул ее из СИЗО под домашний арест.

Предполагаемый организатор хищения Сергей Вильшенко объявлен в розыск; сведений о заочном избрании ему меры пресечения на портале московских судов нет. Согласно обвинительному заключению, «неустановленные лица» помогли ему с нелегальным пересечением государственной границы России и получением подложных документов, на основе которых он получил гражданство Греции. Вильшенко — в прошлом менеджер РЖД, писал Forbes: в 2009–2011 годах он работал коммерческим директором торгового дома РЖД.

Дело адвоката 

Отдельное уголовное дело расследуется в отношении адвоката Краснихиной — Александра Лебедева. В декабре 20​17 года следователь по особо важным делам центрального аппарата СКР Александр Москвин предъявил ему обвинение по ч. 3 ст. 303 УК (фальсификация доказательств).

На заседании по аресту Краснихиной 23 октября Лебедев предоставил суду справку от педиатра медцентра, из которого опоздала домой его доверительница, а также чек из буфета этого учреждения. По версии следствия, документы оказались фальшивыми: узнав об угрозе перевода в СИЗО, Краснихина попросила врача подписать справку задним числом, а затем отдала ее своему адвокату. Кроме того, Лебедев сам приехал в медцентр и попросил у кассира дать ему чек, пробитый в те часы, когда учреждение посещала Краснихина, убеждено следствие.

Для производства по уголовному делу Лебедева в Главном управлении СКР по расследованию особо важных дел была создана следственная группа из пяти офицеров, следует из постановления, имеющегося в распоряжении РБК. Дома у Лебедева, в его адвокатском кабинете и по прежнему месту регистрации прошли обыски, участие в них принимали сотрудники управления «М» ФСБ России.

Защиту Лебедева в этом деле взял на себя вице-президент Федеральной палаты адвокатов Генри Резник. Выступая 18 апреля в Басманном суде Москвы с жалобой на обыски, Резник заявил, что палата расценивает это дело как «объявление войны адвокатуре и покушение на основу нашей деятельности — доверительное отношение адвокатов к подзащитным». Ссылаясь на классические труды по адвокатской этике, он подчеркнул, что адвокат не просто может, а обязан использовать для защиты любые доказательства, включая те, в достоверности которых есть сомнения.

11 мая обвинение Лебедеву было переквалифицировано на более мягкое: теперь ему вменяют ч.1 ст. 294 УК (воспрепятствование осуществлению правосудия или предварительного следствия).

Автор: Маргарита Алехина.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *