Калькулятор расчета монолитного плитного фундамента тут obystroy.com
Как снять комнату в коммунальной квартире здесь
Дренажная система водоотвода вокруг фундамента - stroidom-shop.ru

Военная прокуратура и сфабрикованное дело Новости

Военная прокуратура

Военная прокуратура и гарнизонный военный суд Томской области не видят «сфабрикованных дел»


Молодому офицеру Михаилу Бровко пророчили великолепную военную карьеру. После окончания Северо-Кавказского военного института МВД Михаил был направлен на службу в закрытый военный городок Северск, (Томская область) где за три года службы показал себя как грамотный офицер, готовый достойно и честно нести службу на благо Родины. Карьера Бровко оборвалась внезапно, после нелепого случая в воинской части. Бровко обвинили в нанесении побоев солдату-срочнику. Несмотря на показания свидетелей, на объяснение самого «пострадавшего» о том, что старший лейтенант его не трогал и претензий он не имеет, Михаила осудили. Это поставило крест не только на военной карьере, но и на возможности найти достойную работу. С судимостью, пусть даже условной, найти работу бывшему военнослужащему очень не просто.

История «преступления»

Эти события произошли на территории воинской части 3480 4 апреля 2013 года. В 6:30 утра Михаил Бровко спешил на место прохождения службы для проведения инструктажа с личным составом. Как вспоминает сам бывший военнослужащий, он немного опаздывал. На проходной КПП его остановили дежурившие там военнослужащие и попросили предъявить удостоверение.

— Эти военнослужащие прекрасно меня знали, — говорит Бровко, — много раз видели в части. Я не отказывался показывать удостоверение, как говорится в материалах дела, я его дежурным предъявил, при этом сделав замечание рядовому Кабакову за неопрятный внешний вид.

По словам Михаила, этот солдат-срочник проявил неуважение к нему как офицеру, обратившись к нему не по уставу и заблокировав турникет.

В довершение ко всему Бровко опоздал на инструктаж, за что получил замечание от командования части. Также дежурный по полку высказал Бровко замечание по поводу его отказа предъявить документы на контрольно-пропускном пункте.
Но, как оказалось, неприятности у Михаила Бровко на этом не закончились. В тот же день рядовой Кабаков заявил командованию о том, что старший лейтенант, вернувшись на КПП, оскорбил его и ударил несколько раз в грудь.
В ходе проведенной сотрудниками воинской частипроверки было установлено, чтостарший лейтенант Бровко каких-либо незаконных действий не предпринимал. Однако потерпевший Кабаков на этом не остановился.

— Согласно пояснениям свидетелей защиты, Кабаков говорил, что у него есть знакомые в местной прокуратуре и он все же посадит старшего лейтенанта Бровко за то, что ему сделали замечание. Кабаков просто хотел проучить Бровко, но все зашло довольно далеко,- говорит Екатерина Кузнецова, представитель Михаила Бровко.

После вымышленного Кабаковым инцидента, он подал рапорт на имя начальника воинской части. Проверкой было установлено, что дисциплинарного проступка никто не совершал,и в возбуждении уголовного дела было отказано. Отказ основывался на объяснениях самого Кабакова. Рядовой указал, что Бровко его не бил и претензий к нему он не имеет. Однако, по неизвестным причинам, Кабакова постановление об отказе в возбуждении уголовного дела не устроило, и он обратился к своим знакомым в прокуратуру.

В отношении Бровко было возбуждено уголовное дело по факту превышения должностных полномочий (п. «а» ч. 3 ст. 286 УК РФ). В тот же день Бровко подал заявление о привлечении Кабакова к уголовной ответственности по факту клеветы.Однако проверка по факту клеветы Кабаковым, следователем Остропицким не проводилась, никто не опрашивался. В возбуждении дела по факту клеветы было вынесено постановление об отказе, которое в последствии было приобщено к материалам уголовного дела в отношении Бровко. Представители Бровко подали жалобу на постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Военный прокурор Томского гарнизона Васильев А.И. постановление отменил и установил, что следователем Остропицким нарушены ст. 141, 143-145 УПК РФ(порядок рассмотрения сообщений о преступлении). Однако Остропицкий никакой ответственности за это не понес и в очередной раз вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, которое на сегодняшний день обжалуется.

Рядового я и пальцем не тронул, — говорит Бровко, — это впоследствии подтвердило множество свидетелей, один из которых видел, что я находился от рядового Кабакова на расстоянии, жестикулировал, но не трогал его и, тем более, не бил.

Слово против слова

Изучив материалы уголовного дела, нельзя не заметить некоторых странностей, которые, по словам Екатерины Кузнецовой, свидетельствуют о явном обвинительном уклоне и во время проведения следственных мероприятий, и по ходу всего судебного процесса, рассматриваемого Томским гарнизонным военным судом под председательством Ф.Н. Приступа.

— Обвинение строится исключительно на показаниях потерпевшего рядового Кабакова, — комментирует Кузнецова. — В деле нет результатов медицинского освидетельствования, которое могло служить доказательством тому, что в отношении рядового было применено физическое насилие, не проводились следственные эксперименты. Допрошенные в суде свидетели обвинения все как один заявили, что сам инцидент они не видели, о происходящем им известно только со слов самого потерпевшего Кабакова. Суд не принял во внимание, что в воинской части Бровко вручили постановление о возбуждении в отношении него уголовного дела в черновой копии, а в материалах уголовного дела находилось другое постановление о возбуждении уголовного дела, дата одна. а мотивировочная часть разная.

26 июня 2013 года проводилось процессуальное действие, предусмотренное ст. 217 УПК РФ(Ознакомление обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела). С материалами дела Михаил Бровко знакомился совместно со своим защитником адвокатом Е.И. Гришановой, однако в протоколе отсутствуют подписи защитника Е.И. Гришановой, процессуальное действие не окончено, однако на такие грубейшие нарушения закрыли глаза.

— До направления в суд уголовного дела в отношении Бровко следователь Остропицкий вызвал в свой кабинет для беседы обвиняемого Бровко и его адвоката Гришанову, что подтверждается диском с записью данной беседы, — говорит Кузнецова.
Приведем выдержки из этой записи:

Следователь Остропицкий: -…я материалы читал, изучал и хотел бы услышать от Вас: Вы не били никого? Несмотря на свидетеля, на потерпевшего, нет? То есть вы будете до последнего?
Бровко: Нет!
Следователь Остропицкий: Практику знаете, да, в нашем суде?
Бровко: Да!
Следователь Остропицкий: Ну, все, что в нем происходит?!
Адвокат Гришанова: А что в нем происходит, в военном гарнизонном суде?
Следователь Остропицкий: Ну, в любом случае осудят, уволят, дадут срок…если есть хотя бы один свидетель, то уже бесполезно…

Этот разговор – подтверждение того, что следователь Остропицкий, еще не передав уголовное дело в суд, заведомо знал о том, что в отношении Бровко будет вынесен обвинительный приговор.

— Для чего следователь Остропицкий вызывал Бровко для беседы уже после проведения ст. 217 УПК РФ? Для чего во время беседы следователь Остропицкий, как бы между прочим,заметил, что Бровко осудят в любом случае? Может, для того чтобы,сломать волю Бровко и заставить его признать вину?! — задается вопросом Екатерина Кузнецова.

Отметим: в деле есть и показания свидетелей, в частности рядового Павла Буланова, который находился на КПП вместе с Кабаковым. Судя по этим показаниям, рядовой самого факта применения физической силы не видел. О чем говорили офицер и рядовой, он не слышал. Видел только, как Бровко, объясняя что-то рядовому Кабакову, активно жестикулировал руками, и ему показалось, что офицер дотронулся до рядового.

На слово «показалось» следствие и суд внимания не обратили.

На стороне обвинения выступили и другие свидетели, которые также, как и рядовой Буланов, не видели, как Бровко бил Кабакова. Но их показания почему-то легли в основу обвинения.

Что касается стороны защиты, то она неоднократно заявляла ходатайства о вызове в Томский гарнизонный военный суд других свидетелей.

— Двое рядовых говорили с Кабаковым на эту тему, — сообщил Бровко, — в разговоре он им признался, что оклеветал меня с целью проучить за мои замечания, сделанные ему на КПП.

Защита Михаила Бровко также ходатайствовала о вызове в суд этих свидетелей, но суд по каким-то причинам отказал и в этом.

Михаил готов был пройти исследования на полиграфе, чтобы доказать, что он говорит правду. Но суд отнесся к этой просьбе критически, посчитав, что результаты полиграфа не могут служить доказательством невиновности офицера.

— На притяжении всего судебного следствия защите постоянно отказывали в удовлетворении ходатайств, — отмечает Екатерина Кузнецова.–В том числе, об истребовании из личного дела рядового Кабакова объяснения относительно произошедшего, которое он написал собственноручно в ходе проведения проверки в воинской части и в котором говорится, что Бровко его не бил и что Кабаков претензий не имеет.

По словам Кузнецовой, суд принял во внимание только показания свидетелей и потерпевшего, данные ранее, но отказался заслушать всех свидетелей, которые могли бы объективно обрисовать картину произошедшего.

Следователь давил на свидетеля

В ходе следствия, по мнению защиты, следователь Остропицкий допустил массу нарушений и не только процессуальных. Защита Михаила Бровко утверждает, что следователь оказывал давление на главного свидетеля — рядового Буланова.

— Первоначально Буланов дал те показания, которые были «удобны» для следствия, — рассказывает Кузнецова, — якобы Бровко активно размахивал руками и мог «задеть» рядового. Те же самые показания он подтвердил и на проверке показаний на месте (выводке). Но затем он отказался от первоначальных показаний и рассказал все, как было.

Но следователь, по словам защитника, повел себя неожиданно: он начал давить на свидетеля, объяснив ему, что привлечет его к ответственности за дачу ложных показаний. В ходе допроса следователь позвонил матери рядового Буланова и попросил поговорить с сыном, убедить его в неправильности его поступка и объяснить, что его привлекут к уголовной ответственности. О давлении следователя свидетельствует и выдержки из протокола судебного заседания «на судебном заседании судья Приступа задает вопрос Буланову: «Вы писали объяснение?» Ответ: «Да, писал по образцу Кабакова (потерпевшего), меняя только фамилию.

Судья Приступа видимо пытаясь запугать и потерпевшего Кабакова на судебном процессе задает ему вопрос: «Вы знаете, что такое штрафбат?». Ответ: «Да, знаю, меня следователь предупреждал». Вопрос: «Где этот штрафбат?».

Таким образом судья Приступа и следователь Остропицкий предупреждают потерпевшего об уголовной ответственности за дачу ложных показаний.

Со слов отца Михаила Бровко прокурор Имэкшенов требовал немедленного ареста Бровко в зале заседаний и помещении его в СИЗО.

О давлении на ее сына заявляла и мать рядового Буланова. В своем объяснении она написала: «…Был звонок от следователя Остропицкого 31.05.2013 вечером в 20 часов 37 минут, в разговоре следователь пояснил, что Павел хочет изменить показания и он будет привлечен за дачу ложных показаний. А в разговоре с сыном я поняла, что он находится в неприятной ситуации. Он был взволнован, напуган, следователь требовал от него показания на события, которых не было». В своем объяснении женщина признается, что следователь угрожал ее сыну уголовной ответственностью и она была очень напугана. Также мать Буланова пишет о том, что по поводу этого случая, звонка следователя никто никогда ни с ней, ни с сыном не разговаривал, объяснений не брал.

Разумеется следователю Остропицкому не выгодно было признавать своих ошибок, признавать то, что проверка была проведена с нарушениями, доказательств вины Михаила Бровко в деле нет, все факты надуманны. За подобные ошибки следователю самому пришлось бы отвечать перед начальством и Законом. Куда проще было используя преимущественное положение запугивать военнослужащего и родственников!

После вступления приговора в законную силу Михаил Бровко пытался найти адвоката для дальнейшего сотрудничества. Однако, услышав, что нужно иметь дело с Томским военным судом отказывались от сотрудничества. Вот такая репутация!

Не первый случай

Михаила Бровко приговорили к условному сроку наказания сроком на на три года и три месяца. За поступок, которого он не совершал, Михаил, казалось бы, уже ответил сполна. Его военная карьера оборвалась в самом начале, но он не оставляет надежды восстановить свое честное имя. Пройдя все судебные инстанции в военных судах и не добившись справедливости, Бровко обратился с жалобой в Европейский суд и надеется на положительное решение своего вопроса.

Что касается причин, следствием которых стало увольнение Михаила Бровко из рядов вооруженных сил и уголовная статья, то о них семье Бровко остается только гадать. Михаил подозревает, что место в воинской части могли освободить для «своего». Ведь каких-то межличностных конфликтов с командованием воинской части Бровко никогда не имел, соответственно, перейти кому-то дорогу он не мог. Семья Бровко предполагает, что уголовное дело, суд и приговор были частью выполнения плана, разнорядки.

По словам Михаила, его случай далеко не единственный в этой воинской части. Несколько лет назад один из офицеров был приговорен к реальному сроку лишения свободы за аналогичное «преступление». Еще один из служивших в части офицеров был осужден иуволен из рядов вооруженных сил, события были похожи на случай Бровко.

Семья Бровко до сих пор задается вопросом, по какой причине государство избавляется от молодых перспективных офицеров, которые могли бы достойно служить своей стране?

— Это уголовное дело и судебное решение — лишнее доказательство политики двойных стандартов и избирательности нашего правосудия, — комментирует Екатерина Кузнецова — Мы можем наблюдать, как крупные чиновники, главы ведомств (на примере того же главы Росалкогольрегулирования Игоря Чуяна), реально совершившие подобные правонарушения, вообще уходят от ответственности.

Спасибо деду за победу, а внуку за службу

За честное имя своего внука уже более 2-х лет борется дедушка Михаила Бровко ветеран Великой Отечественной войны Иван Федорович Мозговой.

По словам Ивана Федоровича, им было написано множество жалоб и обращений в разные инстанции (Президенту РФ как Гаранту соблюдения Конституции и Закона, Министру МВД РФ, Государственную Думу, Прокуратуру РФ, Следственный комитет РФ и т.д.).

— Все как о бетонную стену! Ответы из Томской и Новосибирской военных прокуратур содержат бессмыслицу, а зачастую просто ложь. Эти ответы пишут чиновники, находящиеся на государственной военной службе, имеющие звания полковников. Так полковник Криницин А.Э. в своем очередном ответе пишет: «Опрошенные Павел Буланов и его мама Буланова Н.Л…..». Да никто их никогда ни о чем не опрашивал!Врет полковник! – пишет Иван Федорович.

Как мы уже ранее отмечали, ни Павла Буланова, ни его маму, согласно их объяснениям никто не опрашивал.
Еще согласно ответу Криницина,все жалобы рассмотрены с обязательным истребованием и изучением материалов.
— Как же эти материалы изучались и кем?- задается вопросом Иван Мозговой.

Совершается судом, под председательством судьи Приступа Ф.Н., подлог показаний свидетеля в пользу потерпевшего. По этому вопросу написано ходатайство, но оно отклонено, как и множество других. Давление на свидетеля продолжаются, — отмечает защита Михаила Бровко

И таких примеров не мало!

Суды всех инстанций (Приступа Ф.Н., Иванов В.В., Самолюк Я. С.) не обнаружили или не захотели обнаружить как минимум три преступления следователя Остропицкого, однако по неизвестным причинам. а может быть и известным прокуратура и суд, так же не хотят видеть очевидное. Все обвинения построены на клевете потерпевшего Кабакова и показаний косвенных свидетелей.

А начальник отдела, старший помощник военного прокурора прокурорского участка города Новосибирска В.П. Батура в своем ответе от 30.08.2013 написал Мозговому Ивану Федоровичу, что Бровко М.В. уволен в запас, когда еще не рассматривалась апелляционная жалоба, когда Бровко Михаила уволили только 27.09.2013, а исключили его из списка 31.12.2013г.

Таким вот образом выполнена работа по искоренению преступности в среде младших офицеров путем придания суду.
— Для чего я воевал и проливал кровь в этой страшной войне? – недоумевает ветеран Великой Отечественной войны Иван Мозговой. – Чтобы моего внука и других офицеров, честно и добросовестно служивших Родине по сфабрикованным обвинениям отдавали под суд?

Родные Михаила Бровко отмечают, что в семье оба деда участники и инвалиды Великой Отечественной войны, имеют боевые награды (дед по отцу умер три года назад). В семье Ивана Мозгового с войны не вернулись с войны шест братьев его супруги, погиб брат деда по отцу. Это и повлияло на выбор профессии Михаила.

Но заслуги перед родиной старшего поколения семьи Бровко-Мозговых ничего не значат для военного следствия, прокуратуры и гарнизонных судов, которые фабрикуют уголовные дела, выносят необоснованные приговоры и игнорируют явные признаки фабрикации уголовного дела.

Евдокия Роговская

Ссылка на источник

 

Военная прокуратура и сфабрикованное дело
0 votes, 0.00 avg. rating (0% score)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *